Судьбу Приднестровья хотят решить в Киеве

Судьбу Приднестровья хотят решить в Киеве

Судьбу Приднестровья хотят решить в Киеве

Мы уже привыкли к существованию на постсоветском пространстве ряда непризнанных республик, в разное время отделившихся от стран, получивших независимость после распада СССР. Последними стали Донецкая и Луганская народные республики. Но кое-кто уже забыл, что первой из таких не признаваемых стала Приднестровская Молдавская республика, возникшая в ходе межнационального конфликта на территории Молдавии.

Такие разные

Казалось бы, что не поделили с братьями-молдаванами жители узкой полоски земли, расположенной преимущественно по левому берегу Днепра и зажатой с двух сторон Молдавией и Украиной? Но мало кто знает, что территория нынешней ПМР входила в состав СССР задолго до 1940 г., когда Молдавия, некогда входившая в состав Российской империи и после 1917 года оккупированная Румынией, была присоединена к Советскому Союзу.

Молдавская Автономная Советская Социалистическая Республика в составе УССР возникла в 1924 г. и рассматривалась советским руководством именно как плацдарм для дальнейшего освобождения Бессарабии, присоединение которой к Румынии СССР не признавал. Румынии дважды предлагалось провести в Молдавии референдум о том, в составе какого государства желает жить её население, но этого так и не произошло. Государственными языками МолАССР считались русский, украинский и молдавский, существование которого Румыния не просто отрицала, а запрещала даже считать его диалектом румынского притом, что лингвисты утверждают: все признаки отдельного языка у молдавского имеются.

Именно с более промышленно развитого Приднестровья началась индустриализация Молдавии после 1940 г. А к 1990-му оно давало 40% ВВП Молдавской ССР и 90% вырабатываемой электроэнергии.

Конфликт между промышленно развитым Приднестровьем и Молдавией возник на волне перестройки, когда под давлением молдавских националистических группировок молдавский язык был признан единственным законным на территории страны, а за применение в официальном общении других языков была введена уголовная ответственность. Ответом на протесты населения Приднестровья было вооружённое нападение молдавских националистов, вылившееся в полномасштабную войну и объявление независимости ПМР.

Ни Молдавия, ни большинство стран мира так и не признали существования ПМР, а конфликт не угас до сих пор, хотя не единожды предпринимались попытки его урегулировать мирным путём. Так в 2003 г. и Тирасполь, и Кишинёв были готовы подписать «Меморандум Козака», предусматривавший объединение Молдовы и Приднестровья на федеративных началах, но буквально за несколько часов до назначенного подписания документа под давлением представителей ЕС и посла США тогдашний президент РМ Владимир Воронин объявил об отказе от подписания.

Вплоть до 2005 г., когда на Украине в результате «оранжевого» госпереворота пришёл к власти американский ставленник В. Ющенко, официальный Киев неоднократно выступал посредником в попытках урегулирования приднестровского конфликта. После этого опять же под давлением США руководство Украины откровенно заняло антиприднестровскую позицию, несмотря на то, что примерно треть населения ПМР составляют этнические украинцы и примерно столько же жителей непризнанной республики имеют второе, украинское гражданство.

«Совместными усилиями задавить Приднестровье»

Если и во времена Ющенко, и во времена В. Януковича Приднестровье рассматривалось украинским руководством как территория, с которой Украина тем не менее охотно торговала, то всё изменилось после антиконституционного вооружённого неонацистского государственного переворота в Киеве. Пришедшие в 2014 г. к власти на штыках неонацистских бандформирований руководители страны буквально с первых же дней стали воспринимать ПМР крайне враждебно, считая её «российским плацдармом в тылу Украины», поскольку на территории республики до сих пор находится российский вооружённый контингент, охраняющий гигантские склады боеприпасов, сохранившиеся с советских времён.

Ситуацию не поменяло даже то, что нынешний руководитель Украины Пётр Порошенко провёл юные годы до поступления в Киевский госуниверситет в Приднестровье, а часть его бизнес-интересов до сих пор связана с ПМР. Но куда больший интерес для Порошенко представляет Молдова. В частности, он тесно связан с «хозяином» правящей в Молдавии Демократической партии Владом Плахотнюком.

Это сотрудничество вылилось в то, что президент Украины объявил Приднестровье «опасным направлением» и с 28 ноября ввёл военное положение в регионах, граничащих с Приднестровьем, а также пообещал послать к границам непризнанной республики специальную бригаду вооружённых сил. К границам ПМР через Одессу началась переброска украинских зенитно-ракетных комплексов С-300.

Всё это прекрасно вписывается в прежние молдавско-украинские договорённости о совместных действиях против «пророссийского» Приднестровья. Ещё в 2017 г. Киев поддержал требование молдавских властей о выводе российских миротворцев с территории ПМР, являющихся гарантами того, что вооружённый конфликт между РМ и ПМР не возобновится. Уже в этом году на встрече глав Минобороны Молдавии и Украины в Одессе, произошедшей 11 июня, глава военного ведомства Степан Полторак заявил о готовности помогать Кишинёву в «восстановлении территориальной целостности», то есть в вооружённом захвате Приднестровья «всеми возможными средствами».

Похоже, пора такой помощи подошла, поскольку на проведённой 28 ноября пресс-конференции одного из лидеров ассоциации ветеранов войны «Верность Родине», контролируемой правящей в Молдове Демпартией, полковника Константина Бусуйока прозвучало требование закрыть границу с Приднестровьем. А 4 декабря состоялся засекреченный визит в Одессу министра внутренних дел Украины Арсена Авакова, контролирующего деятельность Нацгвардии, генпрокурора Юрия Луценко и замглавы СБУ Павла Демчины.

Обострение ситуации вокруг ПМР крайне необходимо партии Плахотнюка накануне запланированных на 24 февраля будущего года парламентских выборов, ведь его партнёр Порошенко уже доказал на деле: ничто не способствует росту популярности правящей националистической партии лучше, чем нагнетание истерии вокруг образа внешнего врага, коим для Молдовы является Приднестровье.

Грезы Киева: минус Россия

Выгодна «маленькая победоносная война» против Приднестровья с населением около 500 тысяч человек и Киеву. Ширина республики в ряде мест не превышает и 20 километров, и рассечь её на несколько частей, а потом добить эти части совместными с Молдавией усилиями не представляет для Украины большой сложности. Так, по крайней мере, полагают в Киеве. При этом перед президентскими выборами, назначенными на март 2019 г., у Порошенко появится козырь: мол, именно он сумел обезвредить «российский плацдарм». На крайний случай глава нацистско-олигархического режима получит возможность давить на «болевую точку» России, чтобы добиться уступок в политических, экономических, социальных аспектах, к которым с недавних пор добавилась и проблематика безопасности.

Минимум   из того, что будет добиваться Порошенко, нагнетая ситуацию в регионе, это выбить Россию из всех форматов переговоров об урегулировании приднестровского конфликта, включая ныне действующий «5+2» (Россия, Украина, ОБСЕ, США, Евросоюз + Молдавия, Приднестровье). То есть добиться того, чтобы Кишинёв мог разговаривать с Тирасполем исключительно с позиции силы. Даже пожертвовав собственным участием в переговорном процессе и ролью одного из действующих гарантов мирного существования Приднестровья.

Для нынешнего украинского руководства существование ПМР является сильнейшим раздражителем, поскольку служит примером «замораживания» конфликта и относительно успешного существования отделившейся территории (напрашивается прямая аналогия с Донбассом). Кроме того, Приднестровье служит и другим примером – того, что центральные власти постсоветского государства ведут переговоры с отделившейся территорией на равных, на что Киев категорически не желает идти в ситуации с Донбассом.

Обозначат ли Порошенко «красную черту»?

Какой из этих путей выберет для решения приднестровской проблемы Порошенко? До сих пор США и серьёзно зависящая от них Европа худо-бедно воздерживались от «стартового свистка» кишинёвским реваншистам на вооружённое решение конфликта. Но в предвыборной ситуации Порошенко, во всём потакающий гипервоинственным неонацистам, уже закусил удила и в стремлении сохранить своё кресло (а для него это равнозначно жизни, как утверждают его многочисленные «соратники по революции достоинства»), готов на любой самый авантюристичный поступок.

События десятилетней давности вокруг Южной Осетии показывают, что, казалось бы, полностью контролируемый кукловодами из США, НАТО и ЕС руководитель милитаристского государства (как это произошло с М. Саакашвили) вполне может вывести ситуацию из-под контроля. Учитывая же, что перед Порошенко поставлена задача любой ценой втянуть Россию в вооружённый конфликт с Украиной, западные кукловоды могут и не обозначить ему ту «красную черту», за которую в приднестровском вопросе переходить нельзя.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *