«На подводной лодочке с атомным моторчиком»: о чем поют в Исаакиевском соборе

0
1

«На подводной лодочке с атомным моторчиком»: о чем поют в Исаакиевском соборе

 

«На подводной лодочке с атомным моторчиком»: о чем поют в Исаакиевском соборе

В Исаакиевском соборе спели песню про атомную бомбардировку США

Концертный хор Санкт-Петербурга исполнил песню об атомной подводной лодке, которая готовится нанести удар по Вашингтону. Песня прозвучала 23 февраля в Исаакиевском соборе на концерте, посвященном Дню защитника Отечества. Вечером 25 февраля эта запись взорвала соцсети.

Автор песни «На подводной лодочке, или о зарплате военнослужащих», блюзовый музыкант, бывший участник группы «Петрович Бэнд» Андрей Козловский говорит, что она была написана им в 1979-м или 1980 году во время учебы на военной кафедры Ленинградской лесотехнической академии.

«За эту юмористическую песню я огреб тогда по полной, и получается, что за эту песню я огребаю во второй раз! В первый раз — как за сатирическую военную песню, а сейчас уже как за пропагандистскую песню», — рассказал он в интервью Би-би-си.

«С другой стороны, это нормально: это была песня-анекдот. Мы ходили к пивному ларьку строем, с автоматами, и пели там: «Тру-ля-ля, тру-ля-ля» — вот и всё», — вспоминает Козловский.

Руководитель хора Владимир Беглецов придерживается той же точки зрения: это была шутка без какого-либо политического контекста.

«Извините, мы политикой не занимаемся. Песня шуточная и никаких призывов не содержит. Публика аплодировала стоя», — ответил он на вопрос Би-би-си.

«На подводной лодочке с атомным моторчиком»: о чем поют в Исаакиевском соборе

В заявлении хора во «ВКонтакте» сказано, что «не стоит всерьез вникать в рассуждения про путинские и антипутинские концерты». «Песни, которые мы поем, — это документы эпохи, среды, уникальные и вполне оригинальные. Разумеется, мы не переписываем тексты ради политкорректности или какой-то еще конъюнктуры», — говорится в заявлении. Хор также напоминает, что концерт в храме не обязывает петь только литургические произведения.

«Явно неуместно»

Протодиакон Андрей Кураев оказался среди тех пользователей соцсетей, кто осудил исполнение такой песни в Исаакиевском соборе.

«Песня сама по себе старая, из советского андеграунда. Тогда она была шуткой и даже сатирой на советский агитпроп. Но сегодня после путинских «мультиков» и «шуточек», да еще в таком суперсерьезном исполнении это никак не смотрится шуткой», — написал он в «Живом журнале».

Би-би-си: Как обстоят дела с авторскими правами?

Андрей Козловский: Никак, наверное. Просьбы такой [разрешить исполение песни] ко мне не было.

Би-би-си: Вы сегодня просто увидели это исполнение в соцсетях?

А.К.: Сначала друзья мне прислали, потом уже стали звонить все. Пусть так и будет. Песня такая, что… написал ее — отпусти, всё! Но я никак не думал, что я так далеко ее отпущу.

У меня есть другие песни, которые можно петь хором — странно, почему именно эту запели?

С другой стороны, возможно, там [в хоре] есть кто-то из моих ровесников, кто в далекие 80-е учился тому же самому, чему учили всю страну. У нас же был один вероятный противник. Если мы разбирали и собирали автомат, то делали это с мыслью об одном вероятном противнике.

Всех нас учили этому в школах, в институте. Не сомневаюсь, что и американцев учили тому же самому — воевать с вероятным противником.

Но эта песня была ни в коем случае не патриотическая — она была сатирическая, это была песня-анекдот.

В Санкт-Петербургской епархии песню о ядерной бомбардировке США в исполнении коллектива Камерного хора не одобрили.

«Хоровые выступления в Исаакиевском соборе происходят достаточно регулярно, и сам факт исполнения уместной для церковного пространства музыки никакого неприятия не вызывает. Но данный репертуар в исполнении достаточно известного коллектива, конечно, вызывает удивление», — заявила Интерфаксу руководитель сектора коммуникаций Петербургской митрополии Наталья Родоманова.

По ее словам, удивляет, что подобного рода репертуар в принципе мог прозвучать в День защитника Отечества, не говоря уже о том, что площадка для исполнения такого произведения выбрана «явно неуместно».

«Все-таки Исаакиевский собор был главным собором Российской империи, и хор, который выступает на фоне царских врат с изображением Христа, Божьей Матери, святых, конечно, должен думать о звучащем в этом пространстве репертуаре», — считает Родоманова.

«Нам кажется, что вкус явно изменил столь известному петербургскому коллективу, и мы весьма сожалеем о том, что такое событие состоялось в Петербурге, а тем более в Исаакиевском соборе», — добавила представитель епархии.

В комитете по культуре администрации Санкт-Петербурга Би-би-си напомнили, что хор находится в подчинении музея-памятника «Исаакиевский собор».

В свою очередь пресс-секретарь музея Игорь Стахеев сказал, что песню Андрея Козловского «На подводной лодочке, или О зарплате военнослужащих» исполнили без согласования с администрацией музея.

На концерте 23 февраля в конце часовой программы хористы после классических произведений исполнили песни Владимира Высоцкого и других бардов.

Би-би-си: Если бы вам позвонил хормейстер накануне 23 февраля и попросил разрешения исполнить эту песню в Исаакиевском соборе, вы бы дали добро?

Андрей Козловский: Не знаю, не знаю, сложный вопрос. По крайней мере, я спросил бы, зачем это надо, и попросил бы, если уж будете ее петь — то объявите, что она была написана в 1980 году.

Но я бы все равно воспринял это как стеб — зная про Петрова, Боширова, и про самолетик. Надо же, такой серьезный хор и поет такую смешную песню, фактически ни о чем!

Я хочу, чтобы дня через три весь этот пафос схлынул и все уже забыли об этом. У меня есть другие песни, хорошие, настоящие, лирические, написанные не для военной кафедры.

Полная запись выступления была выложена на официальном канале петербургского коллектива в YouTube, однако днем 26 февраля уже отсутствовала.

Начало песни звучит так:

«На подводной лодочке с атомным моторчиком

Да с десятком бомбочек под сотню мегатонн

Пересек Атлантику и зову наводчика:

«Наводи, говорю, Петров, на город Вашингтон!»

Тру-ля-ля, тру-ля-ля,

Все могу за три рубля!

Здравствуй, новая земля

Неприятеля!»

Би-би-си: А что это за люди — Петров, Вовочка?

Андрей Козловский: Это мои однокурсники. Они учились на отделении военно-транспортной авиации на военной кафедре, и потом они оба ушли, кстати, в профессиональную авиацию. Петров летал «за уголок», через Баренцево море налево в Атлантику, сбрасывал морские буи, а Вовочка, к сожалению, погиб в Ленинабаде (ныне — Худжанд, один из центров вооруженного конфликта в Таджикистане в 1992 г. — прим. Би-би-си).

Би-би-си: А сейчас и Петров, и Вовочка актуальны для новостной повестки.

А.К.: Да, я знаю, я слежу за новостями.

Би-би-си: Почему герои в вашей песне «могут всё за три рубля« — откуда такая сумма?

А.К.: Все советские военнослужащие — кроме морфлота — получали по три рубля в месяц. А морфлот получал пять рублей. И каждый из нас получал три рубля — и мог сделать всё что угодно!

Россия и США в начале этого года объявили о приостановке участия в Договоре о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД). Москва это сделала в ответ на решение Вашингтона, обвиняющего Россию в нарушении договора. Россия в свою очередь обвиняет в нарушении США.

Российский президент Владимир Путин на прошлой неделе в ежегодном послании рассказал о новых видах стратегического оружия. Эту традицию он заложил в марте прошлого года.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here