«Это акт отчаяния»: уволившиеся башкирские врачи рассказали о нравах в больнице

Скандал вокруг роддома в башкирском городе Салават набирает все новые обороты. Два года назад решением правительства Башкирии перинатальный центр (единственный в городе) был передан в концессию — частному инвестору. Медперсонал при этом потерял медицинский стаж и различные льготы. Началась текучка кадров. Только за последний год из центра уволились 14 врачей, 5 акушеров-гинекологов, а также два неонатолога. На оставшихся медиков легла непомерная нагрузка. Свою работу они качественно выполнять уже не могли. При этом зарплаты оставались низкими.

«Это акт отчаяния»: уволившиеся башкирские врачи рассказали о нравах в больнице

Тот самый роддом.

На собрании, где присутствовали правозащитники, директор медучреждения Альбина Фатыхова озвучила зарплаты врачей и медсестер. Эти доходы вызвали недоумение и смех в зале. Врачи и медсестры решили подать заявления об увольнении. Крайняя мера сработала. Власти Башкирии решили вернуть салаватский роддом в госструктуру. Он снова войдет в состав городской больницы.

О ситуации в роддоме «МК» рассказали врачи и член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Наталья Леонидовна Евдокимова.

■ ■ ■

Последние два года, когда перинатальный центр в Салавате отдали в частные руки, его постоянно сотрясают скандалы. Пользователи соцсетей признаются, что стали ездить рожать в другие города. А сами врачи высказывались в духе «нас захватили в заложники».

— Так оно и есть, — говорит заведующая акушерским отделением патологии беременности, врач-акушер-гинеколог Елена Рахматуллина. — Ничего хорошего концессия ни нам, ни нашему роддому не принесла. Когда принималось решение о передаче нашего центра в частные руки, наш бывший главный врач Беглов сказал, что у нас все льготы останутся, а зарплаты только вырастут. А когда концессию приняли, оказалось, что все совсем не так.

— То есть вас попросту обманули?

— Да. Более того, сейчас нас уже начали обвинять, что мы, мол, обо всех изменениях знали и с ними согласились. Беглов всем сейчас говорит, что его самого обманули.

— Как сложилась его судьба?

— Его уволили. Акционеры расторгли с ним договор. Сейчас он работает простым врачом-гинекологом в Стерлитамаке. А у нас сразу после передачи в частные руки врачи стали увольняться. Многие из-за льготного стажа стали уходить в государственные лечебные учреждения. Не было и достойного денежного обеспечения. Чтобы заработать на жизнь, мы вынуждены были работать на износ. Например, врач высшей категории Галина Николаевна Дойникова озвучила на собрании, что она получила 56 тысяч рублей. Это работая в женской консультации на двух участках плюс выходя на 8 дежурств. То есть она работала каждый день с восьми утра до восьми вечера в женской консультации. А потом еще 8 раз в месяц выходила на дежурства, проводя в роддоме ночь, а в 8 утра уже начинала принимать больных в женской консультации. И так по кругу…

— Какие-то меры предпринимали?

— О сложившейся ситуации писали во все инстанции, в том числе и на центральные телеканалы. Нас никто не слышал.

Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Наталья Евдокимова говорит, что, как только получила заявление от медиков, тут же отправилась в Салават.

— Когда приехала в перинатальный центр, увидела, что там полная рассогласованность между руководством этого медучреждения и коллективом роддома, — рассказывает Наталья Леонидовна. — Когда подписывали соглашение между правительством республики и теми, кто брал в концессию это отделение центральной больницы города Салавата, учли наличие бизнес-плана, закупку оборудования, инвестиции, которые будут вкладываться. Это предпринимательская деятельность, которая подразумевает получение прибыли. А вот вопрос, который касался социальной защиты медицинских работников продуман не был.

Так как это было уже не государственное и не муниципальное учреждение, а автономная некоммерческая организация (АНО), работники сразу потеряли все свои привилегии. А именно — стажевый коэффициент, более ранний выход на пенсию, на них уже не распространялся майский указ президента 2012 года, где речь шла о выплате не менее двух средних зарплат по субъекту врачам и не менее одной зарплаты — среднему и младшему медперсоналу.

— Сразу началась текучка кадров?

— После этого перевода те, кто понял, что потерял стаж, и для кого это было важно, уволились. Увеличилась нагрузка на оставшихся медиков. А зарплата не только не увеличилась, а даже уменьшилась. В результате стали уходить и другие работники. И они, что называется, вошли «в пике». С одной стороны, им нужно было получить больше денег для выплаты зарплаты по ОМС — Фонда обязательного медицинского страхования, а для этого надо было, чтобы больше приходило пациентов. А так как нагрузка на медперсонал увеличивалась, качество услуг ухудшилось, пациентов стало меньше. А значит, и меньше денег из ОМС. И поэтому увеличить зарплату было не с чего.

— Кто виноват в ситуации?

— Не было до конца проработано концессионное соглашение. Мне сложно сказать, чья это ошибка. Но сегодня глава республики согласился с тем, что в этом случае с концессией все неудачно получилось, что прежде всего надо защищать людей, а потом думать о выгоде. Стало известно, что концессионное соглашение от 22 декабря 2017 года между республикой и ЗАО «Генус» будет расторгнуто.

— То есть роддом будет возвращен в структуру городской больницы?

— Да, и это как раз то, о чем два года просили сотрудники перинатального центра.

— Вы присутствовали на собрании, где директор медучреждения Альбина Фатыхова озвучила выплачиваемые сотрудникам зарплаты. Врачи роддома, по ее данным, получали в среднем 61 тысячу рублей, неонатологи — 66,5, акушерки — 35,4, детские медсестры — 29,5, младший медперсонал — 21,3. Это вызвало смех в зале. Какие суммы получали медики?

— Директора с ее данными подняли на смех. И я коллектив роддома понимаю. Я, честно говоря, тоже сомневалась, что в роддоме именно такие зарплаты. Ведь как можно считать среднюю зарплату? У кого-то она — несколько сот тысяч рублей, а у кого-то — чуть больше 10–20 тысяч. Я сама пробовала считать: я математик по первой профессии. Но даже если брать среднюю зарплату, у меня этих цифр не получалось. Реально там медики получают 14 тысяч рублей, 18, 21…

— Сегодня многие врачи написали заявления об увольнении. Как думаете, в связи с решением о возвращении перинатального центра в госструктуру они останутся работать в роддоме?

— Думаю, что останутся. Может, я, конечно, не права, но у меня создалось впечатление, что это было сделано в качестве угрозы. Люди до того отчаялись, что готовы были пойти ва-банк. При том что это единственный роддом в Салавате — другого нет, уходить им в принципе некуда. Я их хорошо понимаю, они до последнего держались за эти места. Но стало просто уже невмоготу. Я очень рада, что ситуация разрешилась. В перинатальном центре уже собираются провести капитальный ремонт и обновить оборудование.

— Если бы ситуация не изменилась, готовы были уволиться, — говорит Елена Рахматуллина. — Решение о возвращении центра в госструктуру восприняли с воодушевлением.

Старший помощник прокурора республики по взаимодействию со средствами массовой информации Гузель Масагутова рассказала «МК», что в перинатальном центре были обнаружены нарушения трудового законодательства.

— Материалы проверки переданы в управление Федеральной антимонопольной службы, так как были выявлены нарушения, касающиеся исполнения законодательства при передаче медучреждения в концессию, — поделилась Гузель Габдулбариевна. — Проверка еще не закончена, она продолжается.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *